Формы организации интервью 1 страница

Лукина М. М. Технология интервью. М.: Аспект Пресс, 2003. - 191 с.

Рецензенты(-ы): декан факультета журналистики Уральского государственного университета проф. Б. Н. Лозовский; председатель Совета директоров Независимого института коммуникативистики И. М. Дзялошинский; доктор истор. наук проф. А. Грабельников.

Аннотация: Данное пособие посвящено важнейшему разделу курса «Основы творческой деятельности журналиста» и в отечественной литературе аналогов не имеет. Книга задумана как практическое руководство для будущих журналистов. При этом автор учитывает опыт практикующих журналистов, а также российских и зарубежных коллег.

Книга предназначена для преподавателей, аспирантов и студентов университетов и других учебных заведений, готовящих журналистов.

Введение

С интервью сталкиваются все без исключения журналисты с самого начала своей профессиональной карьеры. Первые опыты не всегда бывают успешными. «Это было неудачное интервью»; «У меня был ужасный собеседник»; «Я не знал (а), что спрашивать»; «Этот человек больше мне не подаст руки» — такие слова слышат от молодых журналистов не только их бывшие преподаватели, но и более опытные коллеги. Причем — увы! — нередко. И хотя причины неудач в каждом случае весьма индивидуальны — от обычной стеснительности до крайней самоуверенности, — эти неудачи и провалы есть следствие нарушений закономерностей профессионального поведения, которые необходимо обсуждать, чтобы не повторять неверных шагов.

Проанализировав сложности, которые возникают у начинающих репортеров — при подготовке к интервью, в ходе беседы и после нее, — автор этих строк пришел к выводу, что их можно разделить на следующие группы проблем, очевидных и скрытых.

«Комплекс неполноценности». Чаще всего студенты-журналисты, вступая в общение с людьми, выступающими для них как источник информации, испытывают дискомфорт от сознания собственной незначительности, некомпетентности. Свои ощущения они выражают по-разному и, надо сказать, весьма эмоционально: «Каждый раз умираю от страха»; «Всегда пробивает холодный пот»; «Жутко волнуюсь»; «Стесняюсь своей молодости»; «Чувствую себя полным идиотом» и т.п. Однако какими бы словами и образами ни определяли^ни свое состояние, пожалуй, наиболее типичной для начинающих журналистов остается проблема, как преодолеть барьер в общении, связанный с различием социальных статусов коммуникаторов. Один из исследователей технологии интервью подсчитал, что чувство неуверенности в себе отметили треть женщин-журналисток и 20% мужчин, представляющих эту профессию. И действительно, в ситуации интервью большинство людей почти всегда чувствуют себя дискомфортно, в то время как неформальнал беседа, обычный разговор «на кухне» с теми же участниками не вызывает никаких проблем.

«Страх вопроса». Для начинающего интервьюера характерен страх задавать вопросы, а точнее — формулировать их в процессе интервью. «Представляете, я задаю вопрос, а в ответ получаю нечто неожиданное. Что делать дальше? Что спрашивать?» — типичная ситуация для молодого журналиста.

«Неполнота информации». Получение информации в полном объеме, именно таком, который необходим в данное время и в данном месте, — цель всех интервью и встреч журналистов с их респондентами. В журналистской практике бывают случаи, когда интервью завершилось, по мнению журналиста, весьма успешно, но когда пришло время переложить на бумагу услышанное, выяснилось, что писать не о чем. Ничего нового, значительного произнесено не было. Чья в этом вина: журналиста или его собеседника?

«Задавать вопросы, слушать, записывать...» Нередко начинающих журналистов пугает необходимость интегрировать три качественно разных вида деятельности в процессе одной беседы. Особенно затруднительным для студентов почему-то оказывается процесс ее записи, хотя на первый взгляд конспектирование — их основная «работа». Однако конспект лекций и запись интервью, сделанная профессиональным журналистом, различны и производятся по разным схемам. Во-первых, журналисту надо выделить самое главное, что во время диалога, в отличие от регламентированной лекции, сделать не так просто. Во-вторых, по ходу интервью надо обязательно фиксировать яркие реплики, истории из жизни собеседника, детали его биографии, рассказанные им анекдоты — словом, все речевые фигуры и высказывания, которые помогут, с одной стороны, зафиксировать информацию, с другой — персонифицировать вашего героя. Как успеть все это записать, если не полагаться только на диктофон? Может быть, включить запись в процесс беседы, предложить собеседнику сделать паузу, чтобы занести самые интересные эпизоды в блокнот, или положиться на память и открыть его уже после беседы?

«Справиться с трудным собеседником». «Трудных» собеседников отличают две крайности — неразговорчивость и болтливость. И к тем и к другим нужно находить свои подходы, «наводить мосты», используя разные приемы. Например, вы можете внезапно сменить тему беседы и застать врасплох своего собеседника. Что из этого получится? Расколется ли «крепкий орешек»?

Перечисленные проблемы, возникающие у неопытных журналистов, можно отнести к разряду очевидных и наиболее общих. Однако это не полный список. Есть проблемы и частного порядка. Нередко делаются ошибки в начале и при завершении беседы или при формулировке вопросов — острых и «на засыпку». Часто причиной неудачи оказывается недостаточная подготовка к интервью, неполный охват при предварительном исследовании ситуации самых нужных ресурсов. Ну и, конечно, всех волнует, как сформулировать вопросы, которые помогут «растаять льдам» и создать во время беседы атмосферу дружелюбия и комфорта.

Помимо очевидных, существует ряд иных сложностей, не лежащих на поверхности. Разбирая собственные ошибки, студенты часто их либо недооценивают, либо вовсе не замечают. Далее перечислены наиболее частые из неочевидных ошибок молодых журналистов.

«Разговор без энтузиазма». Отсутствие интереса к поставленной задаче, безразличие к конкретному человеку и просто недостаток естественного любопытства могут насторожить и даже отпугнуть собеседника. Эта, часто не очевидная для журналиста ошибка заметна собеседнику, который, как правило, наоборот, «горит» на работе и полон энтузиазма. С таким же трепетом он относится к тому, о чем говорит.

«Вялые уши». Так образно можно назвать журналиста, который не умеет слушать собеседника. Причин такой его невнимательности может быть несколько. Однако бесспорно: если нет интереса, не «напрягается» и слух. Журналиста-«вялые уши» всегда выдает невербальный язык. Например, несосредоточенный, бегающий взгляд, который чаще всего говорит о скуке, или постукивание пальцами по столу — бесспорный сигнал суеты и нетерпения. Бывают и другие варианты непроизвольных, рефлекторных движений, выражений лица, по которым легко узнать эмоциональное состояние человека. Нарочитая или неполная аргументация, отсутствие рождающихся в процессе беседы креативных вопросов, даже излишняя говорливость выдадут невнимательного собеседника.

«Детские болезни». К ним относятся несколько вариантов поведения, свойственных в основном молодым, чаще всего неопытным журналистам. Смущение из-за необходимости задавать вопросы, вызванное боязнью показаться неосведомленным, пожалуй, наиболее характерный случай. В число прочих ошибок входит нежелание (или страх) импровизировать, т.е. корректировать в определенной ситуации ход беседы и задавать незапланированные вопросы. Кстати, именно такие спонтанные вопросы могут вызвать наиболее откровенные и насыщенные информационно ответы. И ещё один вариант из разряда «детских» ошибок — неумение видеть за конкретными историями и судьбами истинную драму происходящего, из чего «вытекает» тенденция к излишним обобщениям, к поиску масштабных параллелей.

«Право на информацию». Собеседник может и должен знать целях интервью. Однако журналист нередко забывает ему сообщить, в чем, собственно, причина проявленного интереса и повод для визита. Ясность задач интервью имеет не менее существенное значение для героя, чем для самого «беседчика». Если тот и другой не составили ясного представления о целях и мотивах общения, интервью, как правило, обречено на провал.

«Недостаточная подготовка». Этот критерий занимает первую строку в списке ошибок при проведении интервью. От полноценной подготовки зависит успех всех стадий интервью, начиная с целеполагания и кончая литературным оформлением текста.

Перечисленные просчеты, видимые и скрытые, препятствуют плодотворной работе журналистов. Мы попробовали вместе преодолеть трудности. И в предложенных вашему вниманию главах этой книги описаны, проанализированы стадии подготовки, проведения и литературной обработки интервью. При этом рассмотрены случаи особой сложности, а также коллизии этического порядка, которые могут возникнуть в работе интервьюера.

Все приведенные выше приемы и технологии в зависимости от продиктованных обстоятельств могут «работать» как вместе, так и по отдельности. Однако следует помнить, что они не представляют собой некое обязательное руководство, свод правил, предлагающий единственно верное решение. Скорее это рекомендации, которые вырабатывались не одним поколением журналистов. Рекомендациями этими можно воспользоваться, принять их к сведе­нию, в конце концов вы вправе их отвергнуть. Но в итоге следует выбрать такой вариант поведения, который подходит лично вам. Причем с учетом конкретного повода, времени, места и обстоятельств беседы, а также индивидуальности каждого собеседника.

СОДЕРЖАНИЕ

Глава 1. Концепции интервью

§ 1. Подходы к интервью

§ 2. Виды интервью

§ 3. Формы организации интервью

Глава 2. Режиссура интервью

§ 1. Подготовка к интервью

§ 2. Драматургия интервью

§ 3. Завершение интервью

Глава 3. Искусство задавать вопросы

§ 1. Вопрос ради ответа

§ 2. Вопросы открытые и закрытые

§ 3. Разновидности вопросов

§ 4. Вопросы, которых следует избегать

Глава 4. Не только слова

§ 1. Умение слушать

§ 2. Как люди «читают» людей

§ 3. Средства записи и средства связи

Глава 5. Интервью: люди и обстоятельства

§ 1. Особые обстоятельства

§ 2. Трудные собеседники

Глава 6. Интервью: закон и этические коллизии

§ 1. Конфиденциальность информации, анонимность информатора

§ 2. Анонимность журналиста

§ 3. Тайны, которые надо соблюдать

§ 4. Скрытая запись

§ 5. Запугивание, маскарад, смена профессии

§ 6. Плата за интервью

Глава 7. Интервью для печати, эфира, Интернета

§ 1. Подготовка интервью для печати

§ 2. Интервью в эфире

§ 3. Интервью в глобальной сети

Литература

Глава 1

Концепции интервью

Интервью — самый распространенный метод получения информации, который применяется журналистами во всех странах мира. Американские исследователи подсчитали, что интервью «съедает» от 80 до 90% их рабочего времени. К общепринятым в этой профессиональной деятельности относят не менее важные — наблюдение и работу с документами. Все три познавательных метода реализуются комплексно и по принципу дополнительности в зависимости от поставленных задач являются основным или вспомогательным инструментом журналистского поиска. При этом, как показала практика, интервью в качестве контакта с «живым» источником чаще других методов дает материал для публикаций: использованные при ее подготовке документы не заменят «живых» человеческих свидетельств.

И наблюдение в отрыве от общения с людьми вряд ли даст полноценную картину, даже если наполнит публикацию необходимыми деталями. Разговор же с компетентным собеседником может не только представлять интерес с точки зрения метода получения сведений, но и быть самоценным как текст, жанр. В силу таких своих качеств, как прямая речь источника, диалоговый режим передачи сведений, возможность использования элементов драматургии, особая удобочитаемость и легкость восприятия (динамизм и краткость периодов речи, звуковая полифония), интервью уже давно вошло в палитру журналистских жанров. Используется оно профессионалами как наиболее популярный формат печатных СМИ, радио- и телевизионных эфиров. Но, похоже, займет свою нишу и в новых, интернет-СМИ.

Метод интервью распространен в практике межличностных коммуникаций. Это один из видов деятельности, с помощью которой осуществляется сбор информации журналистами. Другие примеры: собеседование при приеме на работу; опрос пациента на приеме у врача; служебные переговоры; допрос для выяснения обстоятельств судебного дела; социологическое анкетирование; маркетинговые опросы и т.д. — все это разновидности интервью в широком смысле слова. В процессе его проведения осуществляется сбор информации, в каждом случае для вполне конкретных деловых, профессиональных или личных целей. В методическом смысле между ними много общего. Поэтому знания о методах интервью мы нередко получаем из сфер, далеких от журналистики, например, из психологии, социологии или других академических дисциплин. Однако интервью в контексте журналистской профессии имеет свою специфику и свои определения. Приведем некоторые из них.

«Интервью — беседа представителя печати с каким-нибудь общественным деятелем по злободневным вопросам, имеющим общественный интерес»1.

«Интервью — жанр публицистики, беседа журналиста с одним или несколькими лицами по каким-либо актуальным вопросам»2.

«Предназначенная для печати (или передачи по радио, телевидению) беседа с каким-нибудь лицом»3.

В этих определениях акценты расставлены на разных сторонах журналистского интервью — интервью-методе (способе сбора информации), интервью-жанре (форме предъявления информации). Тем не менее они содержат важнейший компонент, который отличает природу журналистской деятельности от других форм коммуникации. «Общественный интерес», «актуальный вопрос», «предназначен для печати» — вот ключевые слова этих определений, указывающие на это отличие. Получается, что интервью журналиста с собеседником есть разговор двух людей не просто для обмена сведениями, а с целью создания нового информационного продукта — актуального, общественно значимого, предназначенного для публикации.

Журналистское интервью, будет ли оно напечатано как беседа или даст сведения для материалов других жанров, по своей природе представляет явление особой социальной значимости. Полученные в процессе его проведения сведения предназначены не только для удовлетворения любопытства участников разговора или ради личных, профессиональных, корпоративных целей. В интервью собеседники — журналист (интервьюер) и его партнер (интервьюируемый) — участвуют в информационном обмене для информационного насыщения главного, хотя и незримого, третьего участника коммуникации — аудитории.

Подходы к интервью

Журналистика предлагает несколько подходов к интервью. Они вырабатывались годами, как в практическом, так и в теоретическом поиске. В теории журналистики советского периода было принято рассматривать интервью в двух основных ключах — как метод сбора информации и жанр. В научной и учебной литературе 1970—1980 годов, которую читало и перечитывало не одно поколение студентов факультетов журналистики, были представлены два подхода к изучению интервью — методический и жанровый1. Первый рассматривал интервью в качестве инструмента сбора информации как вопросно-ответный метод получения сведений. В некотором смысле такой подход был включен в систему научных понятий и в контекст таких родственных дисциплин, как социология и психология. Это, с одной стороны, существенно облегчало анализ родовых особенностей данного вида деятельности, но, с другой — не учитывало многообразия ситуаций, в которых оказывались журналисты во время подготовки и проведения интервью. Кстати, исследователи признавали некую ущербность подобного подхода и уязвимость его рекомендаций для практического применения2.

Теоретические материалы об интервью дополнялись многочисленными публикациями журналистов-практиков. Среди них хочется выделить книги Александра Бека и Анатолия Аграновского — признанных «беседчиков» и мастеров жанра. Их рефлексия по поводу разнообразных ситуаций и случаев, с которыми они сталкивались во время общения с людьми, помогала осмыслить свою деятельность и другим журналистам.

Второй, так называемый «жанровый», подход — это рассмотрение интервью как метода организации текста со своей оригинальной структурой и формоопределяющими чертами. Он разрабатывался в системе координат жанров периодической печати. Интервью причислялось к информационным жанрам периодики, а его успешность, или эффективность, по мнению исследователей, зависела от идеологической подготовки автора. Вообще исходные мировоззренческие позиции определяли по теории советской печати профессионализм и мастерство журналиста.

Рассматривая интервью в двух плоскостях, исследователи на самом деле искусственно расчленяли творческий процесс. Они пытались механически описать его по строгим законам науки и упускали из виду, что природу журналистики надо искать на перекрестке разных сфер жизни — политики, массовой культуры, экономики, права. Кроме того, при таком условном делении от исследователей и авторов ускользали этические и нравственные коллизии, которые возникали в профессиональной деятельности журналистов и стоили большего внимания, чем их «партийная позиция».

В 1980 годы была сделана попытка разрешить это противоречие в ряде научных статей, в которых метод и жанр рассматривались в едином ключе диалектического взаимодействия3. Однако целостный взгляд на интервью как процесс подготовки, производства и постпроизводства информационного продукта так и не сформировался. Весьма эффективными оказались исследования идейно-тематической составляющей творческой деятельности журналиста, выделяющие поиск и разработку темы как своего рода пусковой механизм всей последующей работы4. Но и здесь практический компонент, необходимый для учебной литературы — советы и методические рекомендации, как проводить интервью; добиться успеха и сохранить свою индивидуальность; защитить общественный интерес и при этом избежать ненужного пафоса и фальшивых нот, — оставался вне поля зрения авторов. А вопросы, задаваемые в основном молодыми журналистами, так и оставались открытыми.

Существовал и третий подход к интервью, разрабатываемый в контексте этических проблем творческой деятельности журналиста5. Однако и тут рассматривались лишь некоторые случаи профессионального общения, содержащие конфликты интересов ситуации и предлагались пути их разрешения, которые в тех исторических условиях представлялись автору этически верными. И в этом подходе превалировала идеологическая оценка ситуации, а критерием нравственности служили нормы партийной дисциплины.

Лишь в середине 1990-х годов появляются разработки, посвященные нравственным принципам журналистики. Они требуют от журналиста ответственности перед отдельной личностью и свободы от идеологических стереотипов и партийной принадлежности6. Профессиональное общение журналиста со своими источниками и героями рассматривалось здесь в контексте гражданской и личной ответственности, а также политической неангажированности авторов.

Вышедшая в последние годы серия учебников и учебных пособий о технологии журналистского творчества практически заполнила пустующую нишу литературы и отчасти удовлетворила потребности студентов и начинающих журналистов7, хотя отдельных публикаций, посвященных технологии проведения интервью, не появилось. Продуктивными и заслуживающими внимания стали смежные подходы, основанные на теории межличностного общения. Теперь проблемы человеческих коммуникаций и их успешных стратегий рассматриваются применительно к журналистскому интервью. Работы в этом направлении велись параллельно и зарубежными исследователями8.

Более детально теория и методология интервью разрабатывались западными школами журналистики. Здесь хотелось бы упомянуть лишь подходы, заслуживающие, на взгляд автора, наибольшего внимания.

Например, в ставшей уже хрестоматийной теории перевернутой пирамиды интервью с источниками подчиняется закону последовательных ответов на шесть традиционных вопросов: кто? что? когда? где? как? почему? Это правило безошибочно срабатывает в процессе создания классической модели событийно-ориентированной новости, причем в самых разных культурных и языковых традициях.

Широкие возможности кроются в теории креативного интервью, когда участники беседы, обмениваясь сведениями, идеями, достигают такого уровня знания, к которому каждый из них не смог бы прийти в одиночку, самостоятельно. Автор этого подхода считает, что журналист должен относиться к своим вопросам не «линейно», а творчески, чтобы готовый к публикации информационный продукт содержал не известную читателю информацию9.

В последние годы в учебных заведениях Европы и Америки большой популярностью пользуется «новая» методология интервью, разработанная известным канадским журналистом Джоном Саватски. Его «философия» заключается в разрушении стереотипов вопросно-ответного общения, основанных на скрытом соревновании журналиста и его собеседника, на «вымогании» у последнего ответа. Соревнование, т.е. своеобразная борьба общающихся сторон, по мнению Джона Саватски, это признак любого человеческого разговора, но отнюдь не метод сбора информации, пригодный для журналистского интервью. «В интервью не надо соревноваться, — считает он, — в интервью надо задавать вопросы и получать на них ответы»10.

Разнообразные подходы к интервью возникли как результат желания исследователей обобщить и проанализировать этот наиболее популярный и эффективный способ получения информации, но мало что изменили в отношении журналистов к интервью. Разговор по телефону, вопрос у трапа самолета, участие в пресс-конференции, опрос на улице, дискуссия на заданную тему, диалог, «круглый стол», персональное интервью и т.д. На самом деле все формы и варианты общения журналиста в профессиональных целях есть интервью в широком смысле слова. Конечно, поведение журналиста варьируется в зависимости от разнообразия целей, уровня поставленных задач и степени индивидуального участия в них журналиста. Но, тем не менее, во всех случаях интервью — это межличностное вербальное общение для получения информации и производства нового знания в целях удовлетворения информационных потребностей общества.

Из всех перечисленных взглядов на интервью подход Джона Саватски, отвергающего соревновательные и предлагающего партнерские отношения, пожалуй, ближе всего к реалиям современной журналистской практики. И все же этот подход не исчерпывает всех вариантов стиля поведения журналиста, вступающего в контакт с другими людьми для получения информации. Характеристики его взаимодействия с собеседником намного разнообразнее. Причем меняются они в зависимости от целого ряда факторов как индивидуального (например, от черт личности собеседников), так и социетального порядка (сложившихся отношений между общественными институтами, медиаорганизациями и отдельными журналистами).

Несмотря на концептуальные различия подходов, разнообразие типов и форматов, у интервью как метода получения сведений в целях информирования общества есть и вполне конкретные поведенческие стилистические приемы, которые могут быть использованы всеми журналистами. Перечислим различные их варианты.

Конфронтационный стиль проявляется, когда журналист не доверяет своему источнику и в каждом событии ищет двойной смысл. Его вопросы часто бывают нелицеприятными, и собеседник ждет подвоха. Такой назойливый, «лезущий во все дыры» журналист-скептик. Похожий имидж сложился у известного телеведущего программы «Момент истины» Андрея Караулова. Надо сказать, что подобная манера поведения вполне естественна для репортера, который по роду деятельности должен докапываться до сути дела и перепроверять факты даже дорогой ценой. Кстати, «натаскивание» репортеров, которым занимаются многие редакции, часто ведется с помощью терминологии, близкой к военной. К примеру, предлагается «наметить план битвы», «разработать методику контрнаступления», «начать атаку вопросами». Хотя на самом деле необходимыми атрибутами успешной межличностной коммуникации являются сострадание, терпение и внимание к собеседнику. Однако таких репортеров, по мнению коллег, характеризуют скорее холодный расчет, жесткость и в некотором смысле агрессивная напористость. Именно такой поведенческий стиль повлиял на формирование в общественном сознании негативного стереотипа журналиста. Хотя это уже отживающий типаж, сложившийся задолго до начала эпохи информационной революции.

Элитарный стиль рождается в определенных социальных условиях в результате процессов социальной стратификации. Он противостоит конфронтационной, соревновательной стратегии, а все его формы сводятся к обостренному чувству социальной ответственности журналиста, который стоит на страже интересов определенных социальных групп. В этом случае он выступает в роли учителя, «социального контролера» разных сторон жизни общества: экономики, политики, нравственности. Как ни странно, в отличие от журналиста, выбравшего соревновательную, конфронтационную модель поведения и стоящего на страже всего общества, представитель элитарного подхода «простому человеку» уделяет не слишком много внимания.

Партнерский режим общения противостоит двум предыдущим по различным подходам к некоторым базовым представлениям журналистов об источниках информации. Процесс ее поиска, который является необходимым условием подготовки и производства материалов, в первых двух воспринимается как сбор сведений об объектах действительности, а люди, располагающие ими, рассматриваются просто как поставщики сведений, или информаторы. В контексте же партнерского подхода сбор информации осуществляется не с помощью ролевых функций «сборщиков» и «поставщиков» сведений, а в процессе человеческой коммуникации и равноправного взаимодействия двух (или более) людей. Кстати, материал для новостей гораздо чаще, чем мы думаем, возникает в ходе интервью, и в этом смысле новость — продукт человеческого взаимодействия, возникший в результате совместной созидательной деятельности журналиста и его собеседника. Партнерский подход предлагает журналистам сменить профессиональное мышление с позиции «сбора информации» на «поиск новости», выработку нового знания в процессе диалога, когда стороны несут обоюдную ответственность за результат общения. Новость как результат кооперации труда журналиста и собеседника может быть выработана, лишь когда заинтересованность в коммуникации присутствует у обеих сторон, а не только у журналиста, исполняющего профессиональный долг. Этот подход требует большей самоотдачи автора и проникновения в мир собеседника, понимания слагаемых его убеждений, установок, мотивов, даже если это не столь важно для журналистской «истории». Так работает, например, Андрей Максимов, ведущий программы «Ночной полет». Эту модель, однако, многие журналисты не считают оптимальной в таких ответственных ситуациях, когда производство новостей поставлено на поток, когда надо решить определенную узкую задачу и нет времени на партнерство.

Эпоха гражданского общества и складывающийся на рубеже веков новый информационный порядок, поставили всех участников информационного обмена перед необходимостью пересмотра старых стратегий. Появляются и новые подходы в профессиональной журналистской практике, основанные на принципах открытости, прозрачности, толерантности и уважения к собеседнику. Становятся неактуальными агрессивный почерк «сбора информации» и конфронтационный репортерский стиль. Все реже допускается вторжение журналиста в поле оценок и мнений, основная тяжесть которых целиком переносится на плечи ньюсмейкеров. Журналист постепенно снимает маску отпугивающей элитарности. Когда самоценной становится информация, все менее популярным оказывается и «разговор по душам», беседа на равных с интервьюером. В этом случае на первый план как источник сведений выходит собеседник, а уж дело журналиста — эти сведения добыть, причем ненавязчиво, с профессиональной легкостью, изяществом, а затем передать по назначению, обществу, в интересах которого он работает. Немалую роль в этом подходе играет и интерактивное участие аудитории, которая может, как полноценный партнер, включиться в процесс интервью. Журналист тогда выступает в роли своего рода режиссера, модератора общения источника и конечного потребителя информационного продукта. Известного российского телекомментатора Владимира Познера можно, пожалуй, причислить к последователям такого типа профессионального поведения.

Виды интервью

Хотя мы и рассматриваем общие для всех интервью законы, надо иметь в виду, что существуют разные виды интервью, которые влияют на разработку стратегических планов, обусловливают характер предварительной подготовки, определяют особенности поведения журналиста и собеседника, а также конкретную технологию проведения беседы.

Например, можно говорить о двух разных способах общения — прямом, непосредственном контакте с собеседником и опосредованном. Почти во всех классических интервью это происходит синхронно, т.е. в одно и то же время и при непосредственном контакте журналиста и собеседника — пространственном, визуальном, вербальном.

Существует возможность и опосредованного общения, причем формы и комбинации опосредованности могут быть разными. Например, интервью по телефону, при котором разговор может быть синхронным, но при этом отсутствует визуальный контакт. Правда, современные технологии позволяют брать интервью с помощью спутниковой связи, когда собеседники могут находиться в разных городах, даже частях света, при этом имея и визуальный контакт. Другой вариант опосредованного интервью — письменная форма с возможностью отложенного ответа — практикуется нечасто и, как правило, с очень важными персонами. А вот за интервью с помощью различных служб Интернета (электронная почта, чаты, телеконференции), надо полагать, большое будущее. Такое общение, опосредованное компьютерными и телефонными проводами, протекает в письменной форме. Ответная реакция может осуществляться как в режиме отложенного ответа, так и в режиме он-лайн, а хорошие каналы связи потенциально позволяют установить как голосовой, так и видеоконтакт с респондентом.


8391837716092501.html
8391864402606878.html

8391837716092501.html
8391864402606878.html
    PR.RU™